Шокирующая правда о жизни русских в тайских тюрьмах

Шокирующая правда о жизни русских в тайских тюрьмах

Законодатели США выделят 8,3 млрд долларов на борьбу с коронавирусом

Конгресс США готов выделить 8,3 млрд долларов на борьбу с коронавирусом. Изначально глава государства Дональд Трамп запр.

Восточная Европа выступает против законов о поддержке ЛГБТ

Западные СМИ отмечают растущее на Востоке Европы сопротивление неолиберальным и мультикультурным ценностям. Это проявляе.

ЭЛЕКТРОННЫЙ ТЕЛЕТАЙП МЕЖДУНАРОДНОЙ ПРИЕМНОЙ АГЕНСТВА

ТЮРЬМЫ В ТАЙЛАНДЕ: ШОКИРУЮЩАЯ ПРАВДА

Тайланд, страна, открытая нашими туристами вслед за Турцией и Египтом, манит множеством соблазнов. Здесь километры песчаных пляжей, красота подводного мира тропических морей, старинные пагоды и буддистские монастыри, приобщение к некоторым запретным восточным удовольствиям, в числе которых даже секс-туризм. Но вот о том, что тюрьма в Тайланде только того и ждет, чтобы беспечный отдыхающий турист, раскрыв рот от удивления, оступился, мало кто задумывается.

По статистике, каждый год в тайландскую тюрьму попадают тысячи туристов, среди них есть и русские. Впечатления о тюремных лагерях Королевства Сиам настолько остры, что пожелать избежать знакомства с ними хочется даже врагу.

Теперь давайте разберемся по порядку с тем, почему тюремный лагерь в Тайланде – это совсем не то, что думают наши соотечественники.

Монархия – это не пастораль

Тайланд – страна с монархической формой правления. Король может руководствоваться в установлении законов своими собственными представлениями об этичном и неэтичном. Абсолютно невинное, с точки зрения европейца, действие или сказанное слово может привести вас из гостиничного номера в «обезьянник» местного полицейского участка, а потом и в тюремную камеру.

Тюремных лагерей в Тайланде более 140. В них содержится примерно 250 тысяч заключенных. О том, каковы условия содержания в них Королю докладывается регулярно, только вот об истинном положении дел умалчивается. С одной стороны, это происходит из-за того, что тюремное начальство имеет неплохую прибыль, и чем хуже содержатся заключенные, тем лучше живет начальник тайландской тюрьмы. С другой стороны, и сам Король не настроен либеральничать в отношении нарушителей закона.

С одной из самых перенаселенных тюрем Тайланда вы можете «познакомиться» прямо в Бангкоке, вторая по степени ужасности находится в центре международного туризма на острове Пхукет. А теперь давайте посмотрим на шокирующую жизнь заключенных изнутри.

Условия содержания

Тайская тюрьма – это своеобразная коммуналка. Все нарушители закона содержатся в небольших подобиях спортивных залов. Норма площади – 1 кв. метр на человека. Стандартная камера – сто человек. При этом служители Фемиды не делят заключенных по категориям. Вместе могут находиться убийцы, насильники и виновники случайных ДТП.

У сидельцев изымают мобильные телефоны и прочую аппататуру. Ни о каких телевизорах в камерах речи быть не может. Почти мифологической «прасковьи» как таковой ее нет. В одном из углов есть узкий желоб ведущий куда-то в преисподнюю. Очищают его брандспойтом дважды в сутки во время ежедневной прогулки или внутритюремных мероприятий.

Свет в камерах не гасят все 24 часа. Администрация таким образом страхуется от возможных инцидентов в среде заключенных. Сон в тайской тюрьме – удел избранных. Счастьем может быть возможность сомкнуть глаза в положении сидя. Многим приходится стоять сутками. Поднимают в шесть утра сиреной, разрешают «спать» в десять вечера. Кормят дважды в день отвратительно и скудно. Можно что-то купить в тюремном магазине, но никто не даст вам гарантию, что деньги у вас не отберут сокамерники в первый же день.

Кроме всех возможных прелестей режима, заключенные в Тайланде страдают и от обилия вредных насекомых. Несмотря на то, что тюремную робу и шкафчик для личных вещей обильно посыпают инсектецидным порошком, клопы и блохи ходят по местам заключения «стадами».

«Бледнолицые» нам не братья

Чего стоит пресловутое тайское радушие, вы можете ощутить в полной мере, лишь попав в места заключения. Расизм в отношении «бледнолицых» в тайских тюрьмах процветает. Агрессия и адские издевательства над незадачливыми туристами из Европы являются нормой поведения для всех – не только для сидельцев, но и для персонала тюрьмы.

Со стороны администрации вы получите урезанный в пять раз водный паек. Если тайцам на все гигиенические нужды отводится пять литров воды в сутки, то «белым» положен всего один. Кроме того, вам «забудут» дать ящик для личных вещей, так что все пожитки придется хранить прямо на полу. В камере, по негласному соглашению камерного общества, вам отведут место возле желоба с нечистотами. Если у вас нет богатых родственников и адвокатов, то дня через два вы окажетесь на нижней ступени социальной тюремной пирамиды.

На все жалобы заключенных европейцев администрация реагирует неадекватно. В самом лучшем случае вы услышите от нее что-то вроде: «Понаехали тут…» За все нарушения тюремного режима вы будете наказываться с изощренной жестокостью, чтобы другим неповадно было.

За что можно попасть в тайскую тюрьму

Не расслабляйтесь, увидев радушные улыбки тайцев. Считая, что все люди братья вы можете привычно хлопнуть аборигена по плечу. Вас точно не поймут, и этого невинного жеста может быть вполне достаточно, чтобы оказаться в клопяной камере возле желоба с нечистотами.

Никогда не берите напрокат ни то, что автомобиль или тук-тук, но даже скутер, не оставив материальных свидетельств того, в каком состоянии вы его приняли во владение. Не поленитесь сфотографировать средство передвижения со всех сторон. Это поможет вам откреститься от обвинений в порче чужого имущества. Подробнее об аренде байка в Тайланде.

Не забывайте, мало того, что ПДД Тайланде не особо соблюдается, так еще и в стране присутствует левостороннее движение. Кроме того, тайский аналог ДПС всегда на стороне тайцев.

Незаконная сделка на территории королевства карается тюремным сроком.

Увлечение секс-туризмом в Тайланде может привести к обвинению в изнасиловании. Этот вид преступления карается смертью. Весь срок до исполнения приговора виновный проводит в робе красного цвета с кандалами на руках и ногах.

Не считайте, что обилие дикорастущих наркотиков в Тайланде является индульгенцией в деле их продажи и распространения. Если вас поймают за руку с подобным деянием, то лучшее, что вас может ожидать, – это пожизненное заключение. Исполнение смертных приговоров в отношении иностранцев-наркодилеров не является для Тайланда чем-то необычным.

За неуважение Короля можно попасть в тайландскую тюрьму на срок до 15 лет. К примеру, если вы сфотографируетесь у его статуи, при этом сделаете вид, будто его обнимаете – готовьтесь к худшему.

За нарушение авторских прав можно, в лучшем случае, отделаться штрафом до 400 тысяч бат, а в худшем – сесть за решетку на срок от 3 месяцев до 2 лет.

Фемида работает в Тайланде четко и слажено. От предъявления обвинения до осуждения могут пройти всего сутки. Тайские полицейские получают премию за каждого пойманного злоумышленника. Откупиться можно только за самые незначительные преступления в Тайланде, но это надо делать буквально в течение нескольких часов после поимки.

Русские в тюрьмах Тайланда

Русские туристы все больше и больше выбирают нелегальную профессию экскурсоводов, гидов и агентов по тайской недвижимости. Из них малая часть владеют своим бизнесом в Таиланде или работают официально. Если честно, тайцы, имеющие свое дело, не прочь заработать на таких работниках. Однако, больших денег от них вы не получите, но вкалывать придется. Опять же, зарплата зависит от количества проданных туров. Подробнее о работе гидом в Тайланде.

Полиция Тайланда не дремлет и частенько устраивает облавы против русских гидов, а затем отправляет их в тайскую тюрьму, либо накладывает штраф. Узнают они о нелегалах, в основном, благодаря своим же соотечественникам, которые так и норовят настучать на конкурирующего гида, отнимающего у него прибыль.

Тюремные бои в тайских тюрьмах

В тайланских тюрьмах периодически проводят тюремные бои среди узников, осужденных до ста лет. Главным призом является. амнистия! Бои проводятся в действующем лагере, в котором насчитывается более 5 тысяч осужденных. Чем чаще боец одерживает победу над соперником, тем меньше ему остается сидеть.

Полюбоваться тюремными тайскими боями может любой турист, который испытает на себе столько азарта и адреналина, сколько не сможет испытать при просмотре обычного бокса. Ведь дело не в титулах и деньгах, дело в жизни на свободе! Осужденные дерутся совсем не так как обычные бойцы того же бокса или карате. На тюремных боях можно встретить лучших бойцов, приглашенных из разных тюрем. Мировым чемпионом такого вида соревнования является осужденный Sirimongkol Singwangcha, приговоренный к двадцати годам за распространение наркотиков.

Попасть на тюремные бои можно, купив билеты на экскурсию в местной турфирме в Паттайе. Найти контакты этой конторы не составит труда, так как там повсюду расклеены листовки с описанием предстоящих боев. Попасть на эти бои можно и самостоятельно.

Как я сидел в тайской тюрьме

Живу в Юго-Восточной Азии месяц, из них две недели на острове Пхукет в Королевстве Таиланд. Тусуюсь у друга, давно тут обосновавшегося, отдыхаю и наслаждаюсь тропическим раем. Но в самой популярной ночной достопримечательности Пхукета – Бангла Роад – я так и не успел побывать. На моё счастье сюда приезжает один знакомый из родных мест. Я ему помогаю заселиться, бухаем за приезд, как заведено) По достижению соответствующих кондиций алкогольного опьянения рождается идея скататься на мопедах в заветное всемирно известное трэш-тусовочное место). Друг, что живёт здесь давно, сразу же с этой затеи съезжает, так как сам неоднократно посещал Патонг и Бангла Роад, и нечего там делать, и нам ехать пьяными на байках не рекомендует.. Но наш синий порыв не остановить, мы полны энтузиазма и решимости! И вот мы мчим по ночному серпантину через несколько перевалов по двухполосному шоссе. Наконец, спустившись с очередной горы, мы лицезрели во всей своей красоте туристический центр Пхукета) Прогулка по Бангла роад была, несомненно, удивительной и полной впечатлений, но история не о ней)

Отшлифовав парой пива выпитое ранее, мы отправились в обратный путь. Дорога пролегала через два перевала и два кольца, т.н. Traffic circle: Патонг и Карон. Мы несёмся в сторону дома, но перед первым кольцом Патонга внезапно видим разворачивающиеся мопеды. Причиной тому были тайские копы, перекрывшие выезд с кольца и проверяющие всяческие подозрительные транспортные средства. Встреча с ними была, разумеется, крайне нежелательна для нас, поэтому мы также развернулись и поехали другой дорогой. Впереди был ещё один перевал, на котором я увидел стоявший на аварийке мопед-такси с тайским водителем и фарангом-пассажиром. У водителя кончился бензин, и я решил подвезти бедолагу, который был, к слову, ещё и без шлема, но русский. По дороге я выяснил, что моему неожиданному попутчику нужно было как раз на Карон, через кольцо которого нам надо было проехать. Однако, там также оказались копы! Я решил повторить прежний манёвр, но с высадкой туриста, но легавые сразу же сели на свой полицейский 500кубовый мотоцикл Honda SBR. Конечно же, они быстро меня догнали и привели к своему боссу, находившемуся в засаде)) они долго задавали вопросы на тему выяснения причин моего бегства, на которые я отвечал синий: “я думал, что вы военные и поэтому испугался, я недавно смотрел фильм, где тайские военные убивали туристов”. Как раз эти мои потуги скрыться от проверки полиции и привели меня к повышению размера взятки до максимальной для подобных случаев в 20000 Бат. С собой таких денег у меня не было, и торговаться они не стали. Пока мы общались с полицейскими, на посту задержали тук-тук с несколькими пассажирами, среди которых оказался фаранг с травой: на него просто посветили фонариком, а он схватился за карман, где её и нашли! Нас вдвоём упаковали в тайский казелок и повезли в участок. По пути выяснилось, что этот американец (очень похожий на Влада Сташевского) из штата Колорадо привык к законам своей страны, которые позволяли в этом штате невозбранно приобретать разнообразную траву и воскуривать её, не опасаясь полиции, и сильно возмущался фактом задержания) Позже он наивно предлагал бутылку тайского коньяка в качестве взятки копам под их добродушные снисходительные улыбки. Последний раз я видел его плачущим и сокрушавшимся (просто он узнал о настоящем сроке за такое – 6 лет тюрьмы). О дальнейшей судьбе этого туриста мне неизвестно.

После недолгой процедуры оформления в участке, меня поместили в подобие нашего российского КПЗ, в котором уже спал тощий молодой таец, совершенно не разговаривающий по английски. Камера была прямоугольным, выкрашенными в белый цвет стенами, помещением 3х4 с закутком для параши: как на вокзалах нашей страны – дырка в полу с фаянсовыми подставками для ног и бака с водой и котелком для смыва. Таец спал прямо на полу, используя пластиковую бутылку с водой в качестве подушки. Увидев нового постояльца, он предложил мне вторую бутылку, и я тоже улёгся спать, не находя иных равзлечений..

Так прошли сутки.. Невыносимо медленно тянущиеся сутки тревожного сна на твёрдом полу в жаре, затхлости и абсолютной изоляции от окружающего мира. Всё время хотелось спать, это было жутко неудобно: все конечности затекали до синяков, постоянно кусали комары (распространители лихорадки Денге!), снились кошмары.. В основном про то, как я убегаю от полиции, но каждый раз оказываясь в их лапах, просыпаясь от горького осознания глухих стен камеры вокруг. После таких снов меня мучило жгучее чувство необратимости событий и своей беспомощности.
Часов там не было, я лишь имел понятие о том, зашло солнце или нет, по маленькому окошку в коридоре. Я пробовал время от времени заниматься физическими упражнениями, которые были тут доступны: стенки, образующие закуток с парашей, служили мне брусьями, на решётке можно было повиснуть, поднимая ноги, а от пола можно было отжиматься. Но было очень душно и жарко.. После буквально двух подходов я был весь покрыт потом без возможности полноценно помыться(( в камере не было ни кусочка мыла, вот ведь ирония)

Читайте также:  Налоги при покупке или продаже недвижимости в Тайланде

Мой верный друг, узнав о случившемся по моей смске с телефона, которым мне любезно позволили воспользоваться в течении одной минуты тайские вертухаи, привёз мне передачу из риса и ананасов. Это были счастливые минуты общения, но так и не развеялась неопределённость моего положения. Теоретически, можно было внести залог в размере тех же 20000 Бат, но в участке не было босса, единолично решавшего подобные вопросы. И вероятность возврата залога после суда также была невелика, учитывая истории местных жителей: бывало так, что полицейский, который принимал залог и выдавал расписку, внезапно пропадал, и деньги не возвращались(

Когда наступил следующий вечер, прибыло пополнение: молодой венгр, итальянец под сорок, ещё один таец и очень буйный турок, бородатый в татутах и фенечках. Его поймали вместе с пассажиром-девушкой, которая кричала и плакала где-то в другом помещении участка. Турок сильно сопротивлялся каждому действию полиции, которая мягко, но настойчиво проводила таки его в клетку, вежливо извинившись. После этого он еще час орал имя своей девушки, схватившись за прутья решётки) Она отвечала ему через несколько этажей слабеньким голосом, а он снова вторил ей.. Эта трогательная сцена потонула в сонной гнетущей тюремной атмосфере, и вскоре все лежали на твёрдом полу камеры: кто пытался поспать, а кто просто пялился в потолок.
Я проснулся от звуков суеты: копы по очереди выводили снимать отпечатки пальцев. Причём, по цвету состав был похож на использующийся у нас, но отмывался довольно быстро, в отличие от отечественного гуталинообразного и несмывающегося.. После дактилоскопических процедур нас всех вывели на улицу и усадили в пикап: четверо на заднее сиденье, двоих – в кузов, приковав наручниками к бортам. Их выражения лиц быстро сменились с радостных на печальные, когда машину стало трясти, и наручники больно врезались в их запястья. Ничего нам не объяснив, нас повезли в Пхукет таун. За нами увязался на мопеде странный бородатый чел, который, как выяснилось позже, был русским и уже отсидевшим, а ехал он забирать свой паспорт) я воспользовался его телефоном, чтобы сообщить друзьям о своём “этапе” и о сумме, которую необходимо подвезти. Он нам также рассказал о том, что нас ждёт в дальнейшем.. А ждал нас Phuket Provincial Cort – распределительный центр с судом. Там была огромная общая камера со скамейками и несколькими кабинками с парашей а также небольшим закутком для тайного курения. В камере было около 40 человек, среди которых был лишь один фаранг – белокурый швед с длиннющей косой, кожаной жилеткой и в высоких, похожих на кирзачи, шузах, из под которых торчали толстые носки и многочисленные татухи. Также там находились настоящие тайские уркаганы: одетые в тюремные робы и специальные повязки вместо штанов, закованные в кандалы с цепями и бритые наголо с широкими улыбками зэки) у многих из них на спинах вместо куполов были наколоты верхушки буддистских пагод. Они то и дело поглядывали в щель под потолком в соседнюю женскую камеру, взбираясь с ногами на скамейки. Кокетливо хихикая, они заигрывали с тайскими барышнями-заключёнными и даже передавали через вертухаев записки. В таких условиях сидеть было повеселее, отчасти из-за таких персонажей и многообразия событий. Примерно каждый час охранник просовывал пакет с едой и напитками (рис с курицей, фанта или кола) в окошко. Пакет неизменно передавали грозным авторитетным зэкам в кандалах, которые уже распределяли его содержимое остальным арестантам, и даже несколько раз угощали нас водой и предлагали рис, от которого, впрочем, мы дружно отказывались – ни у кого не было аппетита. Никаких признаков дискриминации и притеснений не наблюдалось, но некоторые тайцы улыбались и что-то обсуждали, посматривая на нас. Здесь уже не хотелось спать, но усиливалось желание поскорее выпорхнуть на волю, однако, по-прежнему не было никакого представления о том, сколько ещё времени нас тут продержат. Состав камеры регулярно обновлялся: кого-то выпускали, подселяли новеньких, некоторым расстёгивали наручники в том же окошке, через которое просовывали провиант. Мы держались вместе: сидели на лавочке той же компанией, что была в КПЗ. Обмениваясь историями о своей вольной жизни и случаями с копами в своих странах, мы скоротали несколько часов – но точного времени не знал никто(( также ни у кого не было сигарет. Один таец, осмелившийся достать пачку, был тут же атакован десятком стрелков и вынужден был расстатся со своим добром сиюминутно.. Но всё же я поглядывал в сторону “курительного” закутка и, заметив там одного дымящего тайца, присоединился к нему, попросив оставить. Мы курили одну сигарету на троих по фаскам)) Неожиданно вспомнились школьные годы, когда на перемене мы похожим образом раскуривали одну сигарету на пятерых, превращая её в тлеющую “морковку”..

Внезапно нас стали вызывать поимённо и выводить в коридор для того, чтобы перевести в другую более тесную камеру, которая была ближе ко входу. В коридоре я увидел своего друга, который махнул мне рукой, вызвав во мне бурю положительных эмоций) Я почувствовал, что ждать осталось недолго, и улыбка сама растянулась на лице)) а ведь я уже почти успел забыть как улыбаться.. На радостях я даже затеял игру в города с турком и шведом. У них почему-то большие сложности вызывала буква “i” – они с трудом вспоминали названия городов с неё. Я же пользовался своими обширными знаниями российской географии и не лез за словом в карман))
В соседней камере были какие-то звуки, напоминавшие одновременно и караоке и скайп-конференцию. Сначала я подумал, что нам будут показывать демотивирующий фильм про вред употребления спиртного за рулём, но это всё оказалось дистанционным судом. Сначала нас снова вывели в коридор и усадили на пол, потом по очереди каждый из нас заходил в эту комнату, под потолком которой был телевизор с трансляцией судьи, сидящим за столом, и отвечал в микрофон на его вопросы после переводчика:

– Вы совершили уголовное преступление: ездили без прав и с концентрацией алкоголя в крови, превышающей допустимую на 0,12 промилле. Вы согласны?

– Вы приговариваетесь к штрафу в размере 3000 бат! До свидания.

Вот и весь суд!! И – долгожданная свобода! Уплатив соответствующий штраф и прождав очередь в окошке (сначала обслуживали тайцев, затем – фарангов) я наконец-то вдохнул запах воли!! Осталось только забрать паспорт((

З.Ы.: фото всё моё (КПЗ в полицейском участке на Кароне и провинциальный распределительный центр в Пхукет тауне), за исключением тайских зэков – снимать внутри не было никакой возможности. Не попадайтесь в Таиланде пьяным, а если и попадётесь – сразу же предлагайте взятку.. Ничего хорошего в двух сутках изоляции нет)
Всем добра и поменьше полиции на вашем пути!)

Любовь и секс в тюрьмах Таиланда — реальные истории

По данным Департамента исправительных учреждений на начало 2019 года, в тюрьмах Таиланда находится около 350 тысяч заключённых. Среди них содержатся много тех, кто считает, что их реальный пол не соответствует биологическому. Это истории, которые «посторонние», возможно, никогда не слышали

Сексуальное удовлетворение является одной из основных человеческих потребностей, но оно всегда зависит от социальных норм, закона и морали. В тайских тюрьмах нормативные акты ставят под строгий контроль государства даже сексуальные потребности заключённых. Но государство никогда не сможет полностью контролировать силу человеческого желания.

Сексуальные акты происходят в повседневной реальности тюремной жизни, и хотя половые акты и происходят по обоюдному согласию, в основном они ограничиваются партнёрами одного пола. Сексуальные взаимодействия заключённых в тюрьмах Таиланда происходят как среди влюблённых, так и в качестве прагматичной коммерции.

Браки за решёткой: свадьбы заключенных в тюрьмах Таиланда

Эм бывшая заключённая, которая идентифицирует себя как женщину, имея другой биологический пол. Она была заключена в тюрьму в 2014 году. Она рассказывает, что с ней хорошо обращались надзиратели и другие заключённые.

«Надзиратель запретил заключённым-мужчинам издеваться над катоями (трансвеститами). Сексуальные домогательства не были для меня проблемой, потому что мужчины подчинялись этому правилу».

В тюрьме Эм было много заключённых-трансвеститов, благодаря чему за решёткой можно было наблюдать партнёрские отношения и даже свадебные церемонии. Когда пара решила вступить в брак, надзиратель может выдать свидетельство о браке, действительное только в тюрьме.

«После такой свадьбы супругам запрещено совершать прелюбодеяния. Если это правило будет нарушено, виновного накажут унизительной процедурой: обольют помоями или обмакнут в канализацию».

Юн, отсидевший в тюрьме на севере страны больше 3 лет, рассказывает о подобных свадебных церемониях в тюрьме. Начальниками было разрешено провести простую церемонию, чтобы объявить о своих отношениях. В конце церемонии пара устраивала небольшой ужин с едой из магазина для других заключённых.

Юн добавил, что некоторые влиятельные заключённые, которых называют «большими братьями», угощают своих гостей спиртным. Они покупают хлеб и дрожжи и с тайного согласия администрации ставят брагу. Процесс ферментации дрожжей с клейким рисом или хлебным мякишем происходит в вёдрах с закрытыми крышками.

Что такое «отели любви» в тюрьмах Таиланда

Несмотря на то, что в тайских тюрьмах разрешены свадьбы и семейные отношения, сексуальная близость по-прежнему остаётся запрещённой, поскольку тюрьмы предназначены для того, чтобы заключённые чувствовали себя так, что за ними постоянно наблюдают. Сексуальная близость требует уединения, но тюрьма — это место где тебя всегда кто-то видит или слышит. И только «большие братья» могут использовать туалеты, чтобы мастурбировать в одиночку. В это время никто не смеет их беспокоить.

Тюремные правила в Таиланде чётко запрещают и наказывают половые акты. Если надзиратель заметит сексуальные действия, заключённые могут быть немедленно наказаны. Но это вовсе не означает, что тюрьма — это место, где люди вообще не занимаются сексом.

Для удовлетворения сексуальных потребностей заключённых в тюрьмах Таиланда появился неофициальный бизнес. С понедельника по пятницу все заключённые должны работать в назначенных отделениях. Однако они свободны в субботу и воскресенье, тогда надзиратели позволяют заключённым немного расслабиться.

Несколько часов, свободных от зорких глаз надзирателей, являются большой ценностью для узников. Во многих тюрьмах «большие братья» управляют импровизированными борделями или так называемыми «отелями любви». Оплата за услуги производится доступными товарами, например, сигареты.

«У групп «ледибоев» есть старшие сестры — старшие ледибои — которые устанавливают временные ширмы из одеял, образующих некое подобие закрытых комнат. Клиенты могут купить время с «дамами», в то время как семейные пары могут арендовать такую «комнату». Но «отели любви» работают только по выходным. Если бордель будет открыт в другой день, ответственные заключённые будут сурово наказаны».

Секс в тюрьме: грех или необходимость

Босс, бывший политзаключённый, отсидевший в тюрьме центрального региона Таиланда больше двух лет, также вспоминает «отели любви» со времени своего нахождения в заключении. Он вспоминает, что секс в тюрьме был обычным явлением и помогал заключённым снимать стресс от повседневного давления тюремной жизни.

«Секс в тюрьме может быть грязным, непристойным, каким угодно. Для заключённых, находящихся в длительном заключении, секс с ледибоем — это форма расслабления. Некоторые влюбляются и начинают жить как пара. Конечно, вы можете дрочить в тюрьме, если вам все равно, что вас видят другие заключённые. Но некоторым людям нравится проникновение, им нужно что-то подобное половому акту».

Босс рассказывает, что в его тюрьме было несколько «отелей любви», но его зона была самой известной. Его название рифмовалось с известным кварталом красных фонарей в Бангкоке и было популярно, потому что в него допускались только заключённые в возрасте до 22 лет. Большинство людей, пользующихся этой услугой, были «большими братьями».

Несс, бывший сокамерник Босса, считает, что секс в тюрьме далеко не всегда считается греховным.

«Заключённые думают, что это нормально. Это понятно для мужчин, которые находятся в заключении в течение многих лет. У них есть сексуальные потребности и они хотят их удовлетворения. Когда кто-то видит заключённого, выходящего из «отеля любви», над ним не насмехаются и не осуждают, потому что понимают, что это нормально».

Доступ к презервативам варьируется от тюрьмы к тюрьме. Несс вспоминает, что ежемесячные коробки с презервативами раздавались в его тюрьме для предотвращения заболеваний, передающихся половым путём.

Но Эм сказала, что доступ к презервативам в её тюрьме был затруднён. Заключённые были вынуждены писать заявления для получения презервативов. Большинство заключённых, за исключением «больших братьев», не осмеливались писать запрос на презервативы. К тому же, если заключённый слишком часто просит презервативы, надзиратель может заподозрить и начнёт выяснять, не занимается ли такой арестант торговлей своим телом. Если его поймают — последует строгое наказание.

«Профилактика ЗПП — это сложно в тюрьме. Друг заключённого сейчас живёт с ВИЧ и получает антиретровирусную терапию. Но ему нелегко просить презервативы, кто осмелится подписать форму, если он не является «большим братом?»»

Сексуальное насилие и «влиятельные личности» в тайских тюрьмах

Эм напоминает, что некоторые заключённые прибегают к проституции, чтобы заработать на жизнь в тюрьме.

«У некоторых ледибоев нет денег. Они могут не иметь родственников, друзей или посетителей и вынуждены предлагать секс за деньги. Когда вы находитесь в тайской тюрьме, вам нужны деньги, чтобы купить рис, чтобы есть нормальную пищу. Никто не хочет есть бесплатную еду из тюремной столовой».

Секс в тюрьмах может быть по любви и взаимному согласию или в качестве оплаты вместо денег. Тем не менее, есть и случаи сексуального насилия в тюрьме. Эм и Босс настаивают на том, что насилие в тюрьмах является реальностью и преследование имеет продолжительные и разрушительные физические и психологические последствия для жертв.

Читайте также:  Советы по переезду в Таиланд на ПМЖ с большим багажом

Фраза «оценка молодняка» на тюремном жаргоне обозначает процесс, при котором «большие братья» или влиятельные заключённые выбирают и убеждают новоприбывших и молодых заключённых присоединяться к их группам. Среди молодых и новеньких арестантов котируются смазливые и красивые юноши, особенно если у них бледная кожа, стройная фигура и приятная внешность, и если они не знают никого в тюрьме. «Большой брат» может организовать особую заботу для таких новичков, например, им не будут поручать сложную работу, предоставят лучшее питание и даже денежные займы. Но, естественно, не просто так.

«Когда прибывают бледноликие молодые люди, их приводят к «большим братьям» и опрашивают, откуда родом заключённый, каковы их обвинения. «Большие братья» будут заботиться о таких заключённых, поэтому им не придётся много работать. Это не всегда означает, что новых заключённых будут обхаживать только ради секса, но наличие молодых и красивых заключённых в окружении «большого брата» увеличит его престиж и авторитет. Некоторые старшие хотят секса в обмен на покровительство. Многие новички податливы и согласны на сексуальные предложения», — рассказывает Босс.

Изнасилования в тюрьмах Таиланда

Босс помнит два случая изнасилования. В первом случае заключённого заставили заняться сексом с «большим братом», чтобы погасить долг. Другой случай связан с бирманским заключённым, которого каждый день заставляли заниматься сексом под угрозой физической расправы.

«Некоторые заключённые были должны «большим братьям» и не могли расплатиться. Тогда они должны были сексуально удовлетворять «брата» в качестве оплаты и это происходило не по обоюдному согласию. Если заёмщик был не согласен, его могли просто забить насмерть. Рано или поздно все соглашаются, потому что у «больших братьев» есть «торпеды», для угроз и принуждения несогласных. Они делают своё дело в тайных углах или в укромном месте между зданиями. Если смотритель узнает, у них будут проблемы, но из простых заключённых никто не посмеет ничего сказать».

Босс считает, что большинство актов сексуального насилия в тюрьме не происходит внезапно, а является результатом постепенного склонения к сексу. Принуждение к сексу обычно связано с «большими братьями», которые постепенно усиливают своё давление на жертву и рано или поздно делают такое предложение, от которого заключённый не сможет отказаться.

Босс считает, что в тюрьмах Таиланда невозможно контролировать сексуальное насилие. Надзиратели могут перевести подвергшегося насилию заключённого в другую зону, но во всех тюрьмах есть вездесущие «большие братья». Они могут посылать «торпед», чтобы избивать заключённых, которые «стучат» и сливают информацию начальнику тюрьмы.

«Они хотят секса»: разрешение посещений для секса в тюрьмах Таиланда

Босс считает, что сексуальное насилие, тюремная проституция и инфекции, передающиеся половым путём, можно значительно сократить, если тюрьмы позволяют заключённым проводить время со своими партнёрами хотя бы один или два раза в год.

«Заключённые хотят полноценных супружеских визитов, таких, какие есть в иностранных тюрьмах, где заключённым предоставляется время для общения со своим партнёром. Сейчас тюрьмы разрешено посещать два или три раза в год. Вы можете увидеть и потрогать своих посетителей. Некоторые заключённые обнимаются, целуются, ласкают грудь или что-то ещё. Но они не могут заняться сексом», — сказал Босс.

«Я думаю, что тюрьмы должны разрешать и организовывать супружеские посещения, потому что люди страдают в тюрьмах. Единственное освобождение от таких пыток — это когда кто-то, кого ты любишь, остаётся с тобой и действительно занимается любовью. Даже сейчас, хотя у заключённых не может быть интимных моментов, одного письма их супруги достаточно, чтобы заставить их светиться от счастья».

Но супружеские свидания могут быть затруднены, потому что большинство тайских тюрем переполнено. В тюрьмах недостаточно ресурсов для обслуживания огромного числа заключённых. У них не будет места для супружеских свиданий.

Предложение разрешить заключённым совершать супружеские свидания не является беспочвенным. Профессор Сириван Крайсурапонг и некоторые другие учёные из Университета Махидол выступали за интимные посещения. Основанием является то, что «подпольный» секс приводит к необычайно высокому уровню заболеваний, передаваемых половым путём, таких как ВИЧ и гепатит.

Сириван утверждает, что в пенитенциарной системе Таиланда нет чёткой политики, признающей сексуальную жизнь заключённых. Сексуальное насилие впоследствии скрывается «под ковром». Он считает, что организации, работающие с заключёнными, должны понимать, что половые акты и сексуальное насилие присутствуют в тюрьмах. Это является ключом к решению проблем, связанных со здоровьем, включая передачу венерических заболеваний.

«Я не думаю, что сексуальное общение в тюрьме является неправильным. Я не думаю, что этот вопрос должен подвергаться критике, нападкам, скрываться или запрещаться. Секс в тюрьме по обоюдному согласию может освободить психическое напряжение. Я думаю, что тюрьмы должны это позволить», — заключил Сириван.

«Я как будто разбита»: хабаровчанка, спасенная из тайской тюрьмы, рассказала о жизни в заточении

Жительница Хабаровска пять лет назад уехала в Таиланд на заработки, год из этого периода она провела в местной тюрьме. На прошлой неделе Александра Ермакова вернулась домой, нашла родных и сейчас пытается прийти в себя после долгого заключения.

НЕЗВАННЫЙ ГОСТЬ

Телефона у Александры нет, поэтому иду, надеясь на авось. Передо мной стоит двухэтажный барак почти в центре города, который, по-хорошему, пора бы уже снести, а людей расселить. Во дворе меня встречает бабушка в розовой кофте, которая знает обо всех жильцах покосившегося дома.

– Я к Александре Ермаковой, знаете такую? Вернулась из Таиланда недавно, – спрашиваю я у одинокой старушки на скамейке.

Бабушка увлекает меня вглубь дома, искренне не веря моим словам.

– Сашка что ли вернулась? Правда?! Ее давно уже не было. Вот это да! Пойдем со мной, не бойся. Постучи погромче, – советует бабушка, здоровается с жильцами квартиры и удаляется.

Барак, в котором сейчас живет Александра, изношен на 77 процентов Фото: Александра ШОПЕНКО

Дверь открывает взъерошенная и смущенная Александра. Первое, что бросается в глаза – сильная худоба женщины. Садимся в небольшой скромной кухне, на холодильнике стоит винтажный бумбокс, на столе – крашенные пасхальные яйца.

Александра явно нервничает, закуривает и начинает свой рассказ.

– До отъезда из Хабаровска я трудилась в ресторане, мыла посуду. Обратилась в специальную фирму, подала документы, чтобы мне нашли работу в Таиланде. Компания сделала мне визу, оплатила проезд, предоставила вакансию. Так я и стала работать в Таиланде. Танцевала, платили прилично. Регулярно приезжала в Хабаровск, давала деньги родным, продлевала визу и возвращалась. В Таиланде мне казалось, что у меня была любовь. Но на самом деле ничего такого, все было обманом. Поняла это, когда осталась совсем одна. Меня развели, обманули и выпроводили. И год назад все как будто оборвалось, – со слезами рассказывает Александра Ермакова.

БОЛЕЗНЬ ДО ТЮРЬМЫ ДОВЕДЕТ

События годичной давности Александра помнит отчетливо. На тот момент она находилась в стране с просроченной примерно на три года визой, жила в отеле, хорошо общалась с его директором. Но в одно не прекрасное утро хабаровчанка проснулась и опешила: внутренние органы как будто выли – организм не выдержал постоянного напряжения и стресса. В больницу она обращаться не стала – очень дорого – и решила переболеть в отеле.

– Я не могла ходить на работу, и у меня образовалась задолженность за комнату в 17 тысяч бат (около 35 тысяч рублей – прим.ред.). Босс отеля подумал, что я хочу его «кинуть», и вызвал полицию. Я просила его подождать, потому что могла оплатить долг в течение нескольких дней, мне просто нужно было привести себя в порядок. Когда обнаружили, что у меня нет визы, хозяин отеля сказал, что ему не нужны деньги, лишь бы меня забрали, – продолжает Александра.

Далее было несколько месяцев СИЗО и суд, на котором Александре предложили оплатить штраф за просроченную визу в три тысячи бат (более шести тысяч рублей). Таких денег у хабаровчанки не оказалось, поэтому она попала в Immigration detention center (центр для нелегалов). В Хабаровске у Александры остались глухонемой брат-инвалид, который фактически живет в больнице, и приемный отец. Помочь родные ей не могли. Долг за комнату, кстати, Александре простили.

«ПОСТОЯННО ХОТЕЛОСЬ ДОМОЙ»

IDC, по словам Александры, не такое уж страшное место. В небольшой камере могли находиться 100, а то и больше человек, в душ и туалет постоянные очереди, кормили три раза в день и даже водили гулять. Однако физические стеснения – пустяки по сравнению с моральным давлением и осознанием, что ты в заточении.

– В депортационном центре сидят не «потерянные жизни», а те, кого выдворяют из страны. Но это тюрьма-тюрьмой, ничего хорошего, неприятное место. Родная речь присутствовала, со мной в камере были русские и украинцы. Иногда там люди дрались, но ничего серьезного не происходило. Разрешали даже звонить, но мне это не было нужно, родным в Хабаровске и так было тяжело. Для меня это был поучительный процесс, – вспоминает Александра.

Вызволяли из депортационного центра Александру хабаровчане и соотечественники, которые живут в Таиланде. Ступив на родную землю, женщина обрадовалась – вот она, свобода. Но проблем меньше не стало.

– Я сейчас как будто разбитая из-за своего здоровья. Мне многие люди говорили, что на мне порча. Очень хочу сходить к врачу. Что со мной – не хочу говорить, это личное. Мне надо лечиться, покупать лекарства, а денег нет. Не знаю, что буду делать дальше, тяжело еще. Российский паспорт я потеряла, надо прийти в себя и восстанавливать, – делится бывшая узница тайской тюрьмы.

Кстати, это далеко не первый опыт работы за границей у Александры. В свои 38 лет хабаровчанка успела потрудиться в Китае , побывать в Малайзии и Индонезии . Особенно теплые воспоминания у Александры о Греции . Продолжит ли она дальше работать за рубежом – хабаровчанка не знает, говоря философски: «Жизнь направит».

Я сидел в тайской тюрьме

Впечатления освобожденного гида-нелегала

До конца лета должен решиться вопрос: легализовать ли русских гидов в Таиланде? Ну а пока наши соотечественники, зарабатывающие на проведении экскурсий в этой стране, рискуют оказаться за решеткой. Так произошло с неким Алексеем Перемотом. Отправившись пару лет назад за гидовским счастьем в Сиам, он попал в местную тюрьму «Клонг Прайм», известную также как «Бангкок Хилтон», и провел там две недели. О чем в красках и поведал корреспонденту «ГЛ» при личной встрече.

Ради рая в Тае

Над проблемой легализации русских гидов в Таиланде сейчас работает целая комиссия, в которую входят представители сразу четырех министерств – труда, внутренних дел, иностранных дел, туризма и спорта. Говорят, ход делу дал сменившийся в очередной раз премьер-министр: с января 2008 г. этот пост вместо Сураюда Чуланонта занял Самак Сунтаравет. «Необходимые документы уже прошли несколько инстанций, в частности Управление по туризму (ТАТ), эмиграционную службу, МИД, но окончательного Оk еще нет, – уточняет Константин Кинель, руководитель Управления по туризму Таиланда в Москве. – Вообще, ничего не произойдет без одобрения Ассоциации тайских гидов-переводчиков. Если они посчитают, что русскоязычные экскурсоводы нужны, исход может оказаться положительным. Скажут, что справятся своими силами, – тема будет закрыта».
Между тем россияне ничего не боятся. Судя по отзывам самих соискателей вакансии гида, они готовы рисковать, не дожидаясь поправок к закону, ради «рая в Тае», далекого от суровой России. По некоторым сведениям, максимальный срок тюремного заключения за нелегальное проведение экскурсий может достигать семи лет. Представители турвластей, правда, утверждают, что лишение свободы скорее исключение. Как правило, если кого-то из незаконно работающих иностранцев схватит полиция, им грозят штраф и депортация. Что ж, возможно, Алексею Перемоту просто не повезло.

Во имя Короля

Наш герой относится к той категории людей, которые с детства предпочитают умную книгу фильму-боевику или футболу с ребятами во дворе. Сейчас ему всего 24 года, а он уже успел получить два высших образования (по одному из них он египтолог) и в совершенстве освоить английский, арабский и тайский языки. В России Алексей работать не хотел никогда. «Я не знаю, кому здесь вообще может быть хорошо, но вот таким, как я, – образованным, интеллигентным – в этой стране точно делать нечего, – откровенно признается он. – Кому нужны мои два диплома? А знание истории и культуры Востока? Мне оставалось разве что читать лекции в институте за три копейки». Перемот мог бы уехать в тот же Египет, который знает вдоль и поперек. Однако предпочел Таиланд: «Азия завораживает. Ни в одной арабской стране нет такого колорита».
Его пригласили попробовать свои силы в одной из крупных структур, занимающихся внутренним туризмом. Многие тайские принимающие компании охотно берут на работу гидов из России. Тайцам тяжело дается русский язык, к тому же за их труд приходится больше платить. С нашими, конечно, связываться рискованно – фирму, нанявшую нелегала, власти могут попросту закрыть, – зато увеличение турпотоков гарантировано. Более того, по неофициальным данным, если руководитель инкаминговой фирмы вовремя даст «на лапу» полицейским, те закроют глаза на нарушение закона. Но боссы Алексея то ли не успели договориться с кем надо, то ли поссорились с кем не надо, но однажды его задержали люди в форме возле Большого королевского дворца в Бангкоке.
Примечательно, что облава произошла в канун дня рождения Короля Таиланда (Пумипон Адульядет, или Рама IX, родился 5 декабря). Полицейские особенно стараются блюсти закон в эти даты, чтобы продемонстрировать монарху, насколько отлажены государственные механизмы. Кроме того, Его Величество – одна из причин, по которой иностранцам запрещают работать гидами: только истинные тайцы имеют право рассказывать туристам о Короле и его семье. «Я к тому моменту был уже наслышан о «Клонг Прайм», – вспоминает Алексей. – Когда меня остановили полицейские, стало жутко. Если бы хоть были деньги с собой, может, откупился бы. Но я не захватил ни бата».

Читайте также:  Как получить гражданство Тайланда туристам из СНГ

Куда попадают безденежные

Перемота сразу повезли в «Бангкок Хилтон». Эта тюрьма находится между берегов одного из прорытых в городе еще в XIX в. каналов, и бежать из нее практически невозможно. Там отбывают срок приговоренные, а также ждут своей участи арестованные. «Опять-таки, все решают деньги, – продолжает мой собеседник. – Платишь 2 тыс. батов, и тебя ведут в специальный зал с телефоном, где ты сидишь, пока не решится вопрос с выкупом. На худой конец, отправят в отдельную камеру. Я же, безденежный, оказался в комнате, где одновременно находилось около 200 человек». У заключенных «Клонг Прайм» не отбирают личные вещи. Алексею даже удалось пронести с собой в камеру фотоаппарат. Единственное, что надо сдать, – мобильный телефон. Если не сделать этого и тюремщики найдут его позже – к сроку приплюсуют еще пять лет.
«В камере тесно и душно, – говорит Перемот. – Туалета нет вообще, вместо него используются углы комнаты. Умывальника тоже не существует. Один раз в день полицейский приносит литровую бадейку воды на человека, а также миску риса. Он пропитан клейким кокосовым соусом, есть невозможно! К ночи на пол кидают циновки вместо кроватей. Ежедневно заключенных выводят на прогулку по узкому зарешеченному коридору. Главное, когда ты уже попал в камеру, вести себя тихо. Иначе – в карцер. Он расположен таким образом, что туда стекают сточные воды. Я слышал, уже к концу первого дня люди начинают там сходить с ума. Еще одно наказание – бочка. Такая тесная, что не шевельнешься. Вот и стараешься избежать гнева охранников. И все это время ты понятия не имеешь, когда и как определится твоя судьба».

Он хочет вернуться

Все зависит от того, готова ли фирма, нанявшая нелегала, выплатить за него выкуп. Очень важно, чтобы этот вопрос прояснился до того, как будет назначен суд. «Судебное заседание проходит странно, – отмечает Алексей. – Все уже решено заранее. Никаких адвокатов не приглашают. Просто тебя вызывают и выносят приговор, который оспорить нельзя. Но если деньги за тебя уже заплачены, тогда есть шанс скоро выйти на свободу».
«Голова» Перемота стоила 70 тыс. батов. Инкаминговая компания внесла их через две недели после ареста. «За эти 14 дней ты проживаешь целую жизнь и уже никогда не будешь прежним. Твоя психика ломается в любом случае», – признает Алексей.
После выхода из «Бангкок Хилтон» Перемот был обязан покинуть Таиланд. Он уехал в одно из африканских государств и теперь работает гидом там. Вполне благополучно живет. Но… «Я до сих пор брежу Азией, даже несмотря на то, что со мной произошло, – объясняет Алексей. – И в один прекрасный день я снова уеду туда. Пусть не в Таиланд, но в одну из соседних стран непременно!»

Страшные истории

Пока арестованные гиды ждут в тайской тюрьме выкупа, на их глазах разворачиваются страшные истории. Алексей Перемот вспоминает: «В женском блоке за проституцию сидели две девушки из Узбекистана. Им дали по 25 лет, практически пожизненно. Еще одну девушку задержали за то, что общалась в баре с англичанами, которые подозревались в грабеже. Она была невиновна, но выясняли это около двух месяцев. Тем временем, находясь в «Клонг Прайм», подозреваемая сошла с ума. А со мной в одной камере сидели американцы. Их взяли за употребление наркотиков – самое страшное преступление в Таиланде, единственное, за которое нельзя откупиться. Граждан США расстреляли крупнокалиберными пулями у специальной стены через несколько дней после того, как мы познакомились…» По словам Алексея, 90% его сокамерников приехали из России и СНГ, и все они обвинялись в распространении и употреблении наркотиков. Кстати, говорят, что смертную казнь за подобные дела в Таиланде ввели в 90-е годы. Причина была в том, что тогда страна вышла на первое место в мире по наркомании – «благодаря» преступной деятельности трех мафиозных группировок.

Кошмар в раю: исповедь казахстанки, отсидевшей в тайской тюрьме

От сумы и тюрьмы не зарекайся – в этом алматинка Алина С. убедилась на своем горьком опыте. Отправившись работать по контракту вместе с супругом в королевство улыбок и орхидей, женщина даже не предполагала, что окажется за решеткой.

Отдельные подробности ее жизни уже вошли в бестселлер известной израильской писательницы Дины Рубиной “Русская канарейка”.

– Когда Алина с мужем купили билеты в Таиланд, собрали чемоданы, я им даже немного позавидовала, – откровенничает сестра Алины Света (имена главных героинь изменены по их просьбе. – Прим. авт.). – Алина звонила, а потом вдруг пропала. Спустя две недели позвонил ее супруг и оглушил сообщением – сестра в тюрьме. Ситуация там вышла нелепая, скандал в магазине, до драки дошло. Прошло уже несколько лет. У сестры все хорошо, сейчас она учится в Европе и о своем злоключении пишет книгу…

“Все улыбались, но моя судьба была предрешена”

С Алиной мы связались по скайпу. Разговор затянулся на три часа.

– Свою книгу я издам на нескольких иностранных языках, хочу, чтобы не только казахстанцы, но и европейцы, американцы знали, чем может обернуться их пребывание в Таиланде, насколько опасны случайные знакомства, незнание менталитета и элементарных вещей – что можно, а чего нельзя, просьбы людей, посещение злачных мест, баловство с наркотическими таблетками, – говорит женщина. – Я и сама не поняла, как оказалась в полицейском участке. Да, погорячилась. Позже узнала – “разводить” надо до того, как тебя привезут в участок задержавшие тебя полицейские. У меня просто не было при себе запрошенной ими суммы – 500 долларов.

Женский коррекционный центр (так официально называется женская тюрьма) расположен в Бангкоке. На тот момент в нем находилось около 8 тысяч человек. Делится он на две половины: в одной сидели за тяжкие преступления, предусматривающие долгие сроки наказания. В основном отбывали наказание женщины за убийства, но 90 процентов – за наркопреступления. Были там актрисы, барменши, официантки, в том числе пожилые женщины. Многих подставили их мужчины.

В Таиланде синтетические наркотики можно купить за доллар – “яба яха”, “дурная таблетка” переводится. Привыкание моментальное. Удивило, что сидят старухи – 80-, 90-летние. Оказалось, внуки-наркоторговцы упекают их в тюрьму вместо себя. Потом приносят передачи. От логики молодых я в шоке: какая разница, где старухе умирать – дома или в тюрьме?

– Моя камера была, так сказать, интеллектуальная, – продолжает Алина. – Здесь сидели проворовавшиеся бухгалтеры, игравшие на бирже, за финансовые махинации, невыплаченные кредиты и так далее. Многие с высшим образованием, владели иностранными языками. Узники Поднебесной: китайская полиция предвзято относится к казахстанцам

Суд надо мной состоялся на следующий день после ареста. Все улыбались, переводчик переводил мои слова, полицейские что-то писали, но, думаю, моя судьба была предрешена. Я согласилась с тем, что якобы виновна, – по тайским законам признание вины смягчает срок. Мне еще повезло, если можно так выразиться, что скандал в магазине произошел до 16.00. После этого времени те же деяния приравнивались к более тяжким, и срок заключения был бы выше!

Нет денег – будешь есть помои

– У меня забрали вещи, выдали футболку и юбку с запахом сырости, – продолжает собеседница “КАРАВАНА”. – Камера – просторная комната без мебели, только стопка тонких одеял. В ней ночуют человек 60.

Все лежат, как шпроты в банке, на деревянном полу. Голова – к ногам, рядами. Сидят на нем же. Спасал только теплый климат.

Туалет – за кафельной перегородкой, дверей нет. Душ принимали вместе, партиями. На это дается время, пока надзиратель считает до 10. Затем следующая партия. Не успел – твои проблемы.

Спали при свете. Подъем в четыре часа утра. Надзиратель проходит и будит всех ударами дубинки по железным прутьям окна (стекол нет). После освобождения этот звук долго снился мне по ночам. Сразу после подъема всех выводят во двор.

Кто-то строится в колонну – принять душ, кто-то несется за кипятком стоимостью один бат, чтобы сделать кофе.

Двор без крыши, ты видишь пролетающие над головой самолеты, слышишь песнопения в буддистском храме, птички поют, кругом цветы, бабочки. Но ты в тюрьме!

– Какую работу выполняли заключенные?

– Женщины целый день вышивали, делали искусственные цветы, кто-то – десерты. За это не платили. Некоторые пекли хлеб в тюремной пекарне. Адский труд. Зато в месяц положены буханка хлеба и 1 тысяча бат.

В 16.00 загоняют обратно в камеру, и делай что хочешь. Интернета, компьютера, газет не было, только старые книги на тайском и английском. Телевизионный канал показывал официальные новости, местные сериалы. Ты отрезан от мира.

Многие покупали открытки, бумагу, писали письма родным, друзьям. Часто к нам приходили миссионеры-христиане. Свидание с родными разрешали хоть каждый день, но ровно пять минут, через решетку в специальной комнате. А личное свидание в отдельной комнате – раз в три месяца, всего на час.

– А как кормили?

– Была общая столовая для тех, у кого нет денег. Давали коричневый рис и траву, сваренную на воде. Все это больше напоминало помои. Перед едой – молитва или чтение тюремных правил. У кого есть деньги (их заменяли здесь бумажные талоны, эквивалентные деньгам, переведенным от родных на тюремный счет), те покупали вполне приличную еду – курицу, жареное яйцо, макароны, фрукты…

Я питалась на 10 бат в день. Это очень мало. За три месяца похудела на 12 килограммов.

Когда заключенным приходили посылки, все угощали других. Как-то я заболела, попала в медпункт. Девочки-славянки из другой части тюрьмы передали мне новое нижнее белье, сгущенку, кофе.

Никакого интима!

– Как складывались отношения между женщинами?

– Я сразу подружилась с Нилой, уроженкой Одессы. Ее подставил любимый мужчина с наркотиками. Нилу приговорили к пожизненному заключению. Но сейчас она на свободе, вышла по амнистии. Мамарум – староста камеры – ничего лишнего себе не позволяла. Вообще, к белым здесь относились с уважением. Несколько раз дрались вьетнамки, но их быстро разнимали. Персоналу с дубинками до тебя нет дела, они просто находятся рядом.

– Были ли среди заключенных романы?

– Здесь вообще нет интима, все на виду. Ты даже, извините, на унитазе не можешь побыть одна. Все время кто-то рядом. Может, и были романтические связи, но в глаза это не бросалось.

“Смотрела на сроки женщин, и было страшно…”

Я попросила Алину рассказать, кто были ее сокамерницы.

– Англичанки, американки, австралийки, украинки, россиянки, тайки, узбечки, – вспоминает Алина. – От некоторых историй волосы вставали дыбом. Самые громкие аресты казахстанцев за рубежом

Сидела женщина Ирина, из интеллигентной еврейской семьи. Она родом из России, живет с семьей в Новой Зеландии. С мужем, внучкой летела через Бангкок. Зашла в дьюти-фри. У нее очень плохое зрение, при себе трое очков.

В магазине примеряла солнцезащитные очки и положила их в кофр вместо своих. Ее арестовали. Суд назначил ей год заключения.

Посчитали, что она покусилась на имущество покойного ныне короля, которому принадлежали аэропорт и магазины.

18-летняя тайка Понг оказалась в тюрьме из-за парня. Он убегал от полиции на мотобайке, когда его догнали, толкнул стража порядка. Тот упал, ударился головой о камень и скончался в больнице. Парень сдуру примчался к Понг. Там их задержали. На суде он плакал, говорил, она ни при чем. Но ее посадили как соучастницу убийства. Она уже освободилась, завела семью, пишет письма. Мечтает приехать и увидеть снег.

Китаянка Джессика из Гонконга, красивая, высокая, образованная, вместе с компанией набирала в дорогих бутиках продукцию и расплачивалась фальшивыми карточками. Сначала ее приговорили к смертной казни, потом снизили срок до 25 лет. Недавно она вышла по помилованию.

У всех женщин на бейджах обозначен срок. У некоторых 50, 100, 200 лет… Я смотрела на сроки, и мне было страшно.

Раз в месяц заключенный может написать прошение о помиловании, но это письмо в пустоту. Иногда сроки снижают, например, вместо 100 лет дают 90.

– Трансвеститы были?

– Они сидят в мужской тюрьме. Многие таким образом зарабатывают – разбивают витрину в магазине и садятся в тюрьму на несколько месяцев. За что казахстанцев сажают в узбекские тюрьмы

“Лайфхаки” для туристов

– Оказаться в тюрьме Таиланда можно по нелепой случайности, – заключает Алина. – Например, повсюду продают сувениры – голову Будды. Оказывается, она запрещена к вывозу, и в аэропорту могут возникнуть проблемы. Сидела беременная англичанка, которая с мужем приехала работать по контракту. В том подъезде, где пара снимала квартиру, торговали наркотиками. Когда проходила операция, английскую семью загребли вместе с наркоторговцами.

Доказать что-то тайскому правосудию очень сложно. В любом конфликте с тайцем виноват будешь ты.

Если тебя кинули тайцы с какой-то услугой и ты требуешь свои деньги обратно, может получиться так, что тебя обвинят в вымогательстве. Удивляюсь, как многие ведутся на обещания аферистов подзаработать в Таиланде или другой азиатской стране перевозкой наркотиков. Очнитесь! Вас тут же сдадут. Наркоторговцы сами охотно сдают “фарангов” – так здесь называют всех европейцев. Нюансов много. Поэтому береженого Бог бережет.

P. S. В 2017 году в Королевстве Таиланд привлечено к уголовной ответственности двое граждан Казахстана.

Ссылка на основную публикацию